Подключайтесь!

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать интересные материалы и обновления по электронной почте.

Спасибо, что присоединились к нам! Чтобы закончить процесс подписки, пожалуйста, щелкните на ссылку в сообщении электронной почты, которое мы только что послали вам.

Ой, что-то пошло не так!

Общество

Еще одна забытая депортация, или почему калмыки не работают 28 декабря

Поднятая на поверхность неспокойного Моря Дискуссий тема депортации крымских татар стала очередной красной тряпкой для любителей виртуального «либерально-патриотического» междусобойчика. Между тем, далеко не все интернет-специалисты в области исторической экспертизы помнят, что крымские татары оказались лишь одним из десятка народов, подвергшихся переселению в годы Великой Отечественной войны. Так, например, 28 января на всей территории Калмыкии, начиная с 2004 года, объявлено нерабочим днем, поскольку именно эта дата соответствует дате начала операции «Улусы», в результате которой калмыки лишились своей национальной автономии и были вынуждены переселиться в рискованную для них среду обитания.

Факты и эмоции

kugultinovСогласно данным переписи населения СССР 1939 года, на территории страны проживало 134402 представителя калмыцкого народа, из них в границах Калмыцкой АССР — не менее 107300 человек. В ходе первой части операции «Улусы», которая пришлась на конец 1943 года, с привычного места проживания в Омскую, Новосибирскую и Тюменскую области, Красноярский край и на Алтай было вывезено порядка 93139 калмыков, в январе 1944 года — еще более тысячи. Сухие цифры передают лишь общее состояние дел, не указывая на конкретные тонкости, коих было немало: так, например, депортации подвергались, в том числе, женщины иных национальностей, сочетавшиеся браком с калмыком…

Не учитывает статистика и конкретных человеческих судеб. Одним из наиболее известных депортированных представителей калмыцкого народа стал советский поэт Давид Кугултинов. В 1941 году он ушел воевать на фронт, а в 1944 году был переселен вместе с другими представителями своего народа. В конечном счете, поэт 15 лет провел в неродном ему Норильске, а свои нравственные страдания воплотил в целую элегическую серию. Одно из его стихотворений, написанных в этот период, называется «Солнце в Заполярье». В нем он рассказывает о том, как тяжело переживал непривычное для него природное явление — полярную ночь, – и какое счастье испытал, когда вновь увидел солнце.

Как-то в обеденный перерыв

Мир изменился вдруг.

«Солнце! Солнце!» – дверь отворив,

Мне закричал мой друг.

А телефон, что дремал в тишине,

Вдруг пробудился от сна.

«Солнце восходит!» – кричала мне

По телефону жена.

Бросив дела, восклицая: «Скорей!»,

По коридору толпой

Люди бежали к просвету дверей,

Звали друзей за собой.

Снег веселел, занимался, искрясь;

Быстро светлели дворы.

Солнце всходило не торопясь

Из-за вершины горы.

Словно малиновый месяц, огнем

Тучи раскрашивало.

Как без него мы во мраке живем,

Будто расспрашивало.

Вечное счастье для всех и всего,

Данное всем и всему,-

Как я три месяца жил без него,

Право, и сам не пойму.

Солнце! Ты видишь? Мы вытерпели

Долгую, долгую тьму…

Солнце!.. И, словно на митинге, мы

Рукоплескали ему.

Во время Великой Отечественной войны более 25 тысяч калмыков сражались на фронте в рядах советской армии, и для многих весть о депортации их семей стала полной неожиданностью. Москвичка Вера
Немеева так вспоминает историю своих предков:

«Мой отец Дорджиев Владимир (Лиджи) Дорджиевич — участник Советско-финской войны, член КПСС с 1943 года, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда и кавалер ордена Отечественной войны II степени. Служил с 1940 года по август 1945. После демобилизации отправился в родной хотон, но не застал там ни жены, ни сына. Поехал за ними в Сибирь, но так и не нашел. В итоге, после долгих безрезультатных поисков, в 1950 году он женился на моей матери, а со своей первой семьей встретился только в 1958 году, когда калмыки получили возможность вернуться на родину».

Обратная сторона медали

deportatsiya

В ноябре 1989 года Верховный Совет СССР признал депортацию калмыцкого народа варварским актом и преступлением сталинского режима, а в 1991 году массовое переселение калмыков было объявлено геноцидом. Несмотря на суровую оценку этого исторического эпизода, эксперты не берутся с точностью оценить потери, понесенные в ходе событий 1943-44 годов: так, согласно «Книге памяти калмыцкого народа» в результате мора и болезней во время депортации погибло не менее половины населения бывшей КАССР, а по информации советского и российского ученого Натальи Жуковской — около одной трети. При этом, по данным новой Всесоюзной переписи населения, которая прошла уже после реабилитации калмыков, в 1959 году в СССР проживало не менее 106 600 представителей этого народа.

Как и в ситуации с депортацией крымских татар в «калмыцком деле» все не так однозначно, как может показаться на первый взгляд. Официальной причиной для жестких мер со стороны советского правительства стали многочисленные коллаборационистские акты со стороны населения КАССР. «Указ Президиума Верховного Совета СССР о ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФРС» за подписью М. Калинина прямо обвиняет калмыков в преступлении против интересов и безопасности страны. Жесткие меры предлагается применить,

«учитывая, что в период оккупации немецко-фашистскими захватчиками территории Калмыцкой АССР многие калмыки изменили Родине, вступали в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии… захватывали и передавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины колхозный скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов организовывали банды и активно противодействовали органам Советской власти…»

Созданная в 1941 году на территории Калмыцкой АССР 110-ая отдельная Калмыцкая кавалерийская дивизия РККА в самом начале войны проявила неустойчивость и породила массовое дезертирство, пораженчество и бунтарские настроения в КАССР. Во время немецкой оккупации этой территории часть ее населения активно сотрудничала с захватчиками в качестве агентов спецслужб, полицейских, осведомителей и доносчиков, сотрудников оккупационной администрации, пропагандистов и переводчиков. Кроме того, по разным подсчетам, военную службу на стороне Третьего Рейха вели от 5 до 7 тысяч калмыков.

NeizvestnyiЦифра, конечно, немалая, но, с учетом всех перечисленных данных, несомненно и неминуемо возникает вопрос о целесообразности столь жестких мер в отношении мирных представителей калмыцкого народа. Обвинение в поголовном предательстве выглядит абсурдно, стоит лишь взглянуть на соотношение числовых показателей.

28 декабря в Калмыкии — День памяти жертв депортации. По традиции в этот день жители республики собираются на траурные мероприятия, проводят митинги и минуты молчания. В Элисте — столице Калмыкии — центром особого притяжения становится мемориал работы Эрнста Неизвестного под названием «Исход и возвращение», отлитый в память о жертвах сталинских репрессий. Другим памятным объектом является вагон, символизирующий теплушки, в которых калмыков увозили на новые места расселения. Вдоль железнодорожного пути, на котором он стоит, расположены 14 камней, напоминающих по форме надгробные — по количеству лет, которые калмыки провели в ссылке.

Текст: Екатерина Рагозина

3 комментария

  • Да,это очень скорбная дата для калмыков.В статье говорится о моем отце Дорджиеве Владимире (Лиджи) Дорджиевиче.Он служил до августа 1945года,когда демобилизовали никто не сказал, что калмыки высланы.Солдат честно отслуживший 5 лет Родине ,ехал домой в Калмыцкую АССР,доехал до станции Дивное ,Ставропольский край и.До дома оставалось 25-30 км, его отправили в Сибирь с Дивного.Его жена и сын были в Сахалине.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.